В Кремле и Белом доме не хватает нужных людей

Аппараты президента и правительства усилят новыми бюрократами

Популяция российских чиновников стремительно растет. После того, как премьер и президент поменялись креслами, штатная численность аппаратов Кремля и Белого дома вырастет на 916 человек. Это следует из материалов, представленных правительством Дмитрия Медведева в Совет Федерации. Всего же с 2000 года, когда стартовала «эпоха Путина», число чиновников федерального уровня увеличилось на 60%.

Все происходит в духе законов Паркинсона: численность персонала возрастает, независимо от того, становится работы больше, меньше или ее нет совсем. Сейчас правительство дало добро на 405 дополнительных штатных единиц для администрации президента, плюс 76 «единиц» в аппараты полпредов главы государства. Содержание этих пяти сотен тружеников обойдется налогоплательщикам в ближайшие три года в полтора миллиарда рублей. Несложный расчет показывает, что один допчиновник стоит, в среднем, 86 625 рублей в месяц.

Зачем администрации президента новые сотрудники? По словам руководителя аппарата Сергея Иванова, действующие управления расширяются (к примеру, в управлении внутренней политики число департаментов выросло с 6 до 16) – вот и образуются новые вакансии.

Медведевский аппарат вырастет чуть меньше путинского – на 435 человек. И тоже из-за реорганизации. Минздравсоцразвития поделили на два министерства — здравоохранения и труда и социальной политики – в итоге получили дополнительных 70 федеральных чиновников. Сейчас из Минрегиона выделяют агентство по строительству и ЖКХ – это еще 170 бюрократов. Такое впечатление, что любые перемены в обеих администрациях заканчиваются одним – появлением новых порций высокооплачиваемых госслужащих.

Причем денег на эту армию бюрократов предполагается тратить все больше и больше. В 2013 году для стимуляции госслужащих будут дополнительно выделены 23 млрд рублей, в 2014 – 45 млрд, а в 2015 – 75 млрд.

– Ситуацию хорошо описывает крылатая фраза Виктора Черномырдина – «Никогда такого не было, и вот - опять!» – говорит политолог Дмитрий Орешкин. – Советский Союз тоже боролся с бюрократизацией, и одновременно генерировал огромное количество бюрократов. Это свойство любой гиперцентрализованной экономики. Централизованной как географически (решения принимает Москва), так и вертикально (решения принимает Кремль). В этом случае все ресурсы власти собраны в руках довольно большого класса бюрократов, которые обеспечивает контроль и управление страной.

Если вы передаете полномочия на места, центральная власть может контролировать довольно узкий круг проблем: вопросы федеральной обороны, выполнение федеральных законов, федеральные программы здравоохранения, и т.д. В этом случае основная часть проблем граждан решается на уровне местного самоуправления.

Если же государство пытается стать единственным центром управления – неизбежен рост чиновного класса. У нас больше становится не одних федеральных чиновников. Как заявил Борис Грызлов, в целом по России чиновный класс прибавляет по 100 тысяч человек в год, а общее число чиновников достигло почти миллиона человек. Это вдвое больше, чем когда Путин пришел к власти.

«СП»: – У этого роста есть предел?

– Власть вынуждена создавать все больше привилегированных позиций для людей, которые обслуживают ее систему ценностей – для пропагандистов, людей, занятых в оборонке, нефтяников. И сами граждане адаптируются к таким правилам, и хотят войти в эту прослойку – получить место в госкорпорации, естественной монополии типа «Газпрома», или стать начальником какого-нибудь департамента. По существу – стать бюрократом. Этих людей будет все больше, потому что именно у этой прослойки масло толще намазано на хлеб.

Власть нуждается в этих людях. Да, корпоративный государственный бизнес денег не считает, потому что деньги казенные. Зато у него в приоритете – государственный контроль: чтобы верные люди держали важнейшие отрасли, и обеспечивали их ручное управление. А Путину важно, чтобы был бюрократический контроль над страной.

Поэтому все больше денег и ресурсов уходит на содержание бюрократического аппарата. Он распухает, теряет эффективность, но государство не может от него отказаться.

«СП»: – Государство покупает лояльность бюрократа?

– Крупному бюрократу многое позволено. Путину, к примеру, нужно быть уверенным в Бастрыкине. А чтобы Бастрыкин хорошо себя чувствовал, ему нужно обеспечить льготы: большое количество подчиненных, возможность влиять на банки... Главный продукт, который при этом получается – лояльность Бастрыкина, и чувство уверенности Владимира Владимировича Путина, что все под контролем, что вертикаль укрепляется, что людей, находящихся в подчинении Сечина, Якунина или Бастрыкина, все больше и больше. И нынешняя система не может поменять правила игры…

Рост числа бюрократов – это процесс, который невозможно остановить. Так считает и директор Института проблем глобализации Михаил Делягин:

– По сути, речь идет о трудоустройстве близких людей, о создании собственной аппаратной гвардии, – говорит Делягин. – Чем больше у вас подчиненных – тем более вы влиятельный человек. Скажем, наши силовые структуры в некоторых регионах, по сравнению с советским временем, численно выросли в десятки раз, при этом их эффективность явно упала. У нас генералов, как собак нерезаных. То же касается гражданских чиновников – у всех права, у всех интересы. Это как феодализм: сколько у вас хватит денег, столько вы содержите челяди и слуг. А поскольку деньги в государственной системе не ваши, а федеральные – насколько хватит денег федерального бюджета. Учитывая, что федеральный бюджет от денег захлебывается (в нем валяется без движения 6,7 триллиона рублей в виде неиспользованных остатков) – их хватит на любое количество чиновников. Раз так, в различных кланах идет наращивание личного состава, потому что кланы воюют друг с другом числом, а не уменьем. В итоге бюрократический аппарат в России будет расти неограниченно, пока не уничтожит страну, на которой паразитирует.