В банках потерялось около 5 триллионов рублей

Размер дыры в кредитных учреждениях достиг почти 7% ВВП

банки, банкротство, отрицательные активы, недостоверная отчетность

Клиенты многих кредитных учреждений ощутили на себе последствия экономического кризиса

Около 5 трлн руб. может потребоваться для латания дыр в отечественной банковской системе. Так оценили масштаб банковских проблем в Центре макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП). По данным центра, у половины из действующих банков в РФ есть признаки наличия отрицательных активов. За прошлые три года российские власти уже потратили около 3,3 трлн руб. на поддержку и чистку банковского сектора.

С 2013 года Центробанк лишил лицензии почти 300 кредитных учреждений. Причем у большинства из них причиной отзыва послужило выявление фактов недостоверной отчетности. О этом ранее указывала глава ЦБ Эльвира Набиуллина. 

«У 205 кредитных организаций, признанных арбитражными судами банкротами с 2013 по 2016 год, стоимость активов по оценке временной администрации составила лишь 40% от величины активов по отчетности самих банков», – объясняла она.

На проблемы в активах российских банков указывают и эксперты ЦМАКПа. Только в период с июня 2013 по октябрь 2016 года регулятором было отозвано 284 банковские лицензии, причем в 183 случаях были обнаружены «дыры» в капитале, а суммарная «дыра» составила почти 1,7 трлн руб., или 2,1% ВВП, говорится в обнародованном вчера анализе ЦМАКПа по идентификации «дыр» в капиталах банка. Ключевую причину отзывов эксперты связывают с проводимой банками политикой агрессивного кредитования и фальсификации балансов. Также в состав индикаторов, обладающих наибольшими экономическими эффектами, входят такие показали, как высокие обороты по корпоративным кредитам, специализация на привлечении (дорогих) средств от населения и их размещения в (дешевые) кредиты предприятиям, обороты по корреспондентским счетам в ЦБ РФ, а также несоответствие раскрываемой просрочки по кредитам и величины резервов под потери, перечисляет автор доклада Михаил Мамонов. «Причем если банк уже обанкротился, то «дыра» будет тем больше, чем выше были обороты по корпоративным кредитам, чем больше банк был заточен на привлечение (дорогих) вкладов населения и их размещения в (дешевые) корпоративные кредиты, чем выше были обороты по корсчетам в ЦБ, чем меньше капитала банк раскрывал на балансе накануне отзыва лицензии и чем меньше банк раскрывал просрочки», – продолжает он.

И сегодня ситуация в банковском секторе также далека от стабильности. Согласно его анализу, по состоянию только на начало 2016 года из 697 еще живущих банков почти у 365 имелись признаки «дыры» на сумму от 3,4% до 6,9% ВВП. То есть в денежном выражении отрицательные активы российских кредитных учреждений могут составлять до 5 трлн руб.

Вместе с тем эксперты ЦМАКПа обращают внимание не просто на возможный колоссальный объем «дыры» в российской банковской системе, но и на заметные фальсификации кредитными учреждениями данных по своим активам. «За прошедшие девять месяцев лишь у 50 из них были реально обнаружены «дыры» и на сумму всего 0,3% ВВП», – сообщает Мамонов, подчеркивая, что обнаружение основных «дыр» еще впереди. Заметим, в ЦМАКПе и ранее делали оценку по объему чистых отрицательных активов в российских банках. Однако ранее наихудшая оценка экспертов составляла не более 1,4% ВВП (см «НГ» от 12.10.16).

Что удивительно, но выводы одних экспертов центра о возможной 5-триллионной «дыре» в российских банковских активах фактически противоречат выводам других, ранее указывавших на незначительные риски для банковской системы. Так, согласно разрабатываемому в ЦМАКПе сводному опережающему индикатору (СОИ), возможность продолжения в РФ системного банковского кризиса оценивалась как низкая. По словам Михаила Мамонова, в этих данных нет противоречий. «СОИ строится на основе макроэкономических данных и отражает макроэкономические тренды. А модели «дыр» в капитале строятся на основе микроэкономических данных и отражают вероятность фальсификации этих самых данных. То есть СОИ – это то, что мы видим сейчас, а «дыры» – это то, что мы можем увидеть в будущем, а можем и не увидеть (если вдруг собственники банков найдут средства на улучшение финансового состояния своих учреждений)», – поясняет эксперт.

По подсчетам агентства Fitch Ratings, власти России в 2013–2015 годах потратили около 3,3 трлн руб. на поддержку и чистку банковского сектора – это без учета поддержки ликвидностью (см. «НГ» от 15.09.16). Эта сумма составляет около 4% ВВП страны за 2015 год.

Экономисты ЦМАКПа не единственные, кто видит противоречия в данных кредитных учреждениях. Еще в понедельник глава Счетной палаты (СП) Татьяна Голикова сообщала, что в 2016 году российские банки предоставили в Агентство по страхованию вкладов (АСВ) недостоверную отчетность на сумму более 13 млрд руб. «По итогам 2016 года – он еще не завершен – мы осуществляли мониторинг и контроль шести банков, которые получили средства докапитализации. Должна сказать, что у четырех из них были установлены факты недостоверного отражения данных в отчете, предоставляемом в АСВ, в том числе по увеличению объема ссудной задолженности на 13 млрд руб.», – указала она.

Если предположить, что расчеты ЦМАКПа верны, получается, что половина из действующих сегодня банков, по сути, банкроты. И возникает вопрос: почему ЦБ тогда не слишком рьяно закрывает проблемные организации? Одно из объяснений – в ЦБ не хотят спровоцировать обвал банковской системы и пытаются лечить болезнь постепенно.

Масштабы финансовых дисбалансов в банковском секторе впечатляют и являются следствием активной и сверхрискованной политики дешевого корпоративного кредитования под дорогое фондирование на базе вкладов граждан, что изначально закладывает мину под банковские балансы, рассуждает завкафедрой Академии народного хозяйства и госслужбы Алла Дворецкая. Именно агрессивная кредитная политика, по мнению эксперта, влечет за собой фальсификацию отчетности, сокрытие реального положения дел с просрочкой, завышение стоимости активов, реальное отсутствие активов, а также вывод этих активов в рамках фиктивного банкротства через выдачу компаниям, аффилированным с владельцами заведомо невозвратных кредитов.

По мнению экспертов, подобное положение может иметь значительные последствия. «Если надзор регулятора будет ослаблен, это может привести к оттоку вкладов населения как самого надежного источника банковских ресурсов. Пока этого нет. Но зато существуют проблемы истощения фонда Агентства по страхованию вкладов», – указывает Дворецкая. «АСВ даже перестало публиковать статистику размеров фонда, что, очевидно, стало одной из причин концентрации надзора в ЦБ», – добавляет она.

«Проблемы банковской системы не могут не вносить рисков возникновения полномасштабных проблем во всех секторах экономики. Банкротство банка – это огромная головная боль для бизнеса», – считает аналитик компании «Алор Брокер» Кирилл Яковенко.

«Сложившаяся ситуация способствует развитию в экономике кризиса доверия – граждане и бизнес не доверяют банкам, опасаясь потери  сбережений, а последние, испытывая проблемы с ликвидностью и не доверяя, в свою очередь, бизнесу, не будут исполнять инвестиционную функцию», – говорит старший преподаватель Российского экономического университета им. Плеханова Владислава Полетаева.

В ЦБ же пока предлагают решать проблемы банковского сектора через передачу кредитных учреждений, нуждающихся в санации, в Фонд консолидации банковского сектора. Ранее такое предложение в СМИ озвучил первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин. «Есть концептуальные идеи, например работа с так называемыми уставшими собственниками. Эти люди вошли в банковский бизнес давно, для них этот бизнес – почти семейный, а выйти из него почти невозможно. Продать не получается – спроса нет, закрыть банк почти невозможно, передать бизнес некому, денег на развитие больше нет. Мы надеемся, что с помощью Фонда консолидации мы поможем собственникам с достоинством выйти из бизнеса», – указывал он. Как поясняют в ЦБ, идея возникла в связи с опасениями, что люди, которые не видят перспектив выйти из бизнеса, могут начать совершать неэтичные действия.

Отметим, идею создания подобного фонда ЦБ обсуждал еще в июле. А уже в конце октября в Минфине докладывали о разработке законопроекта о создании Фонда консолидации банковского сектора и управляющей компании, через которые ЦБ сможет самостоятельно осуществлять инвестиции в капитал санируемых банков для последующей их реализации. Пока что используется другой механизм, когда средства ЦБ через АСВ посредством выдачи кредитов предоставляются проблемным банкам.

Помимо этого в ведомстве Антона Силуанова ранее предлагали, чтобы проблемами спасения «утопающих» банков занимались сами вкладчики. В частности, в Минфине разрабатывали законопроект о санации банков через механизм bail-in, который представляет собой принудительную конвертацию депозитов юрлиц на сумму от 100 млн руб. в акции или субординированные кредиты. Таким образом, чиновники, очевидно, предполагали снять с Центробанка и госбюджета заботу о разоренных банках, которая становится уже не под силу государству (см. «НГ» от 12.10.16).